imagesarbenin-kak-zvali-thumb.jpg

Диана Арбенина

Это ещё больше поджигает Арбенина. Арбенин спасает честь князя Звездича. Герой драмы Арбенин наделён мятежным духом, умом, сильной волей и средствами. Арбенин читает письмо, адресованное Нине Звездичем, он тоже считает, что та женщина за маской была Нина, а не Баронесса. Оттуда они едут на маскарад, куда поехала и супруга Арбенина, Нина. Звездич заигрывает с дамой, которая ведёт себя распущенно.

Но даже и в таком искалеченном виде пьеса не устраивает грозного цензора. Об этом свидетельствует то, что Нину называют Настасьей Павловной. Всего один раз за всю пьесу, но во всех редакциях и переделках. Это знакомая Нины. Князь не видит её лица. Дама отдаёт ему случайно найденный ею браслет на память.

Диана Арбенина стихи и проза

Однако к этому определению можно было бы добавить еще, что «Маскарад» не трагедия любви, но трагедия сильных людей, обреченных на бездействие или на деятельность пошлую и ничтожную. 13 (25) января 1864 года на сцене Александринского театра, в бенефис актрисы Линской, в первый раз полностью был поставлен спектакль по пьесе М. Ю. Лермонтова «Маскарад». После премьеры, 13 января 1864 г., «Маскарад» был повторен 15 января и показан ещё три раза в феврале (3, 23, 27) месяце того же года. Затем «Маскарад» надолго сошёл со сцены Александринского театра.

На общем фоне культурной жизни города Петербурга роль его затушевана и мало кому известна, но, тем не менее, пять месяцев активной деятельности не прошли впустую. И цель, и причины — чуть ли не самые характерные для того времени. И мы принялись за дело, может быть, впервые в жизни добровольно и осознанно засучив рукава.

Но дело было не в опыте. В благодарность Косякову следует заметить: он очень быстро сообразил, что лучшая помошь с его стороны — это её отсутствие. И исчез окончательно (однако не навсегда, но об этом позже). Все делали сами. Для меня этот отрезок жизни до сих пор остается одним из самых радостных и осмысленных — это был такой весенний месячник творчества, труда и взаимовыручки.

Автоматически все строители клуба становились его директорами — такого решения никто, кажется, не принимал, но оно возникло само собой и, как всякая приятная глупость, не оспаривалось.

Те приехали на метро, глянули на название, на место, на предполагаемый репертуар — и отвалили, поняв, что ловить абсолютно нечего. Но благословение свое дали и телефончик на крайний случай оставили. Так и поплыли. И именно поэтому нам первое время даже везло — судьба на первых порах благосклонна к разгильдяям.

К глинтвейну добавили четыре музыкальных коллектива — «Выход», «Молодые голоса», «Вращение Из» и «Коты летят». Вход решено было сделать бесплатным (и это оказалось очень правильным ходом), денежный сбор планировался с продажи напитка.

Ночевать домой никто из прорабов «Засады» в этот вечер не пришел. Работа и праздник перемешались в один горячий и чрезвычайно вкусный глинтвейн. А дальше последовали будни, которые в сущности и наполнили существование «Засады» обыкновенным повседневным смыслом. После бури наступил не мертвый, но штиль. Публика на платные мероприятия в эту тмутаракань не шла. То есть шла, но как-то менее кучно и менее активно, чем на бесплатное открытие.

Это было начало третий волны питерского рока, той самой волны, которая претендовала стать девятым валом, но на деле вылилась в вязкое течение рокапопса. Рамки наработанного другими клубами «формата» разбивались со скрипом; тем не менее, удалось организовать несколько вечеров джаза, одну выставку графики и пару акустических программ. Последние свои концерты в этом клубе дал Френк с командой «Коты летят».

Биография и воспоминания

Думаю, специалисты в области русского рока вспомнят его и подтвердят, что Френк заслуживает, как минимум, отдельной статьи в «Арт-городе». Вокруг его харизмы и вращалось «Вращение».

Пушкин и Мицкевич

В перерывах между сколачиванием сцены и покраской стен будущего клуба, мы рисовали себе в планах радугу из всех семи, а то и девяти цветов. Остальные засадовцы навещали клуб теперь уже в качестве почетных гостей и совсем скоро остались единственными его посетителями.

Да и сама «Засада» вполне достойна вспоминания, хотя бы сейчас, десять лет спустя. Директора ДК «Мир» звали (да и сейчас зовут) Виталий Зосимович Сухарев. В РИО о нём что-то было. Надеюсь, что удастся сохранить хотя бы легенду об этом динозавре эпохи волосатых. Ну, и, наконец, о ДК. С середины 60-х «Мир», он же «Молоток» (кажется, он тогда был от завода имени Молотова) служил одной из главных и престижных танцплощадок Кировского района.

Сольная программа Константина Арбенин заметно обновилась – постоянно появляются новые песни, новые стихи. Но автор не забывает и о своих старых хитах, которые всегда приятно переслушать заново. На балу Арбенин подмешивает в мороженое жены яд, некогда купленный им в молодости из-за крупного проигрыша. Прозвучат стихи и песни — старые, хорошо известные, новые, написанные в минувшем году, и совсем новые, которых ещё никто не слышал.