На следующий день эксперимент был остановлен

На следующий день эксперимент был остановлен. Смогла ли бы я так поступить, если бы это был «мой» эксперимент? Для меня просто не было никакой «роли», и у меня не было никакой личной заинтересованности в результатах этого эксперимента. В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности, а заключенные были сильно морально травмированы и двое раньше времени были исключены из эксперимента.

Безо всякого предупреждения их «обвинили» в вооруженном ограблении, и они были арестованы полицейским департаментом Пало Альто, который участвовал в этой стадии эксперимента. Эксперимент быстро вышел из-под контроля.

Эксперимент представляет собой психологическое исследование реакции человека на ограничение свободы, на условия тюремной жизни, и на влияние навязанной социальной роли на поведение

В ходе эксперимента несколько охранников все больше и больше превращались в садистов — особенно ночью, когда им казалось, что видеокамеры выключены. Двое из них испытали такой сильный шок, что их вывели из эксперимента и заменили. Зимбардо упоминает, что из всех пятидесяти свидетелей эксперимента только она поставила вопрос о его этичности.

В 2009 году увидела свет научно-популярная книга «Эффект Люцифера», в которой Зимбардо подробно описывает ход и результаты эксперимента. Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца, которые они сами выбрали в магазине. При этом никто не говорил, что их арест связан с участием в каком-то эксперименте. Ту же самую процедуру проходят и новобранцы в армии. Как было установлено в ряде экспериментов, конечной целью использования военной формы является именно изменение психологии.

Право помыться стало привилегией, в которой могли отказать и часто отказывали. Когда он вернулся к остальным заключенным, он истерично прошептал «Это не эксперимент, это настоящая тюрьма для психологических экспериментов над людьми и нам отсюда не выбраться». Я учился на 4 курсе и для меня много значило участие в этом эксперименте, подготовка к которому заняла у нас столько времени и результаты которого были в ту ночь ещё совсем неизвестны.

Добровольцы играли роли охранников и заключенных и жили в условной тюрьме, устроенной в подвале факультета психологии. Эти участники были мужчинами, учащимися в колледжах, преимущественно белыми, принадлежали к среднему классу. Условная тюрьма была устроена на базе кафедры психологии Стэнфорда.

Зимбардо создал для участников ряд специфических условий, которые должны были способствовать дезориентации, потере чувства реальности и своей самоидентификации. Заключенные должны были одеваться только в нарочно плохо подобранные миткалевые халаты без нижнего белья и резиновые шлепанцы.

За день до эксперимента охранники посетили короткое установочное заседание, но им не дали никаких указаний, кроме недопустимости какого-либо физического насилия. Все это в совокупности создаст у них чувство бессилия. Значит в этой ситуации у нас будет вся власть, а у них — никакой. После этого инцидента охранники пытались разделять заключенных и стравливать их друг с другом, выбрав «хороший» и «плохой» корпусы, и заставляли заключенных думать, что в их рядах есть «информаторы».

Согласно консультантам Зимбардо — бывшим заключенным, эта тактика была подобна используемой в настоящих американских тюрьмах. Один из заключенных, пришедших на замену, № 416, пришел в ужас от обращения охранников и объявил голодовку.

Выпуская заключенного я тем самым рисковал всем экспериментом, который мог сорваться

В это время охранники заставляли его держать в руках сосиски, которые он отказывался есть. Другие заключенные видели в нем хулигана. В психологии результаты эксперимента используются для демонстрации ситуативных факторов поведения человека в противовес личностным. Этим эксперимент похож на известный эксперимент Милгрэма, в котором обычные люди подчинялись приказу вопреки своим собственным желаниям, и таким образом становились сообщниками экспериментатора.

Участников набрали по объявлению в газете, и им предлагались 15 долларов в день (с учетом инфляции сумма эквивалентна 76 долларам в 2006 году) за две недели участия в «симуляции тюрьмы». Из 70 человек, отозвавшихся на объявление, Зимбардо и его команда выбрали 24, которых они сочли наиболее здоровыми и психологически устойчивыми.

Все они были студентами колледжей. Группу, состоящую из двадцати четырех молодых мужчин, поделили случайным образом на «заключенных» и «охранников». Лаборант-старшекурсник был назначен «надзирателем», а сам Зимбардо — управляющим. В камерах не было окон, не было иной мебели, кроме матрасов, простыней, подушек для трех заключенных. Там на них завели дело, сняли отпечатки пальцев и поместили в камеру.

Всё было вполне натурально. После этого их с завязанными глазами транспортировали в «Стенфордскую тюрьму», где произвели их осмотр, приказав раздеться догола, «очистили от вшей» и присвоили номера. Как уже говорилось, этот коридор факультета психологии не являлся точной копией тюрьмы, однако он являлся вполне действенной моделью, воссоздающей тюремную атмосферу.

В понедельник был день «свиданий» с родными и друзьями

Это также дало возможность охране обращаться к заключенным «милашка», «малышка» и т.п. Слабая боль и постоянное неудобство от этой цепи должны были быть постоянным напоминанием заключенному, что он находится во враждебной ему атмосфере тюрьмы.

Тюрьма быстро стала грязной и мрачной. В 2:30 заключенные были разбужены резким звонком на свою первую «поверку». Охранники тоже ещё не вошли в роль и не знали, как им проявлять свою власть. Охрана была в бешенстве, но и в растерянности, поскольку никто не знал, что делать. Трое заключенных, принимавших наименее активное участие в восстании были помещены в эту камеру. Через пол дня такой жизни, охранники взяли «хороших» заключенных и поместили их обратно в «плохие» камеры, а вместо них наугад выбрали трое «плохих» и поместили их в «хорошую» камеру.

Участникам, которые были выбраны для того, чтобы изображать заключенных, было сказано ждать дома, пока их не «призовут» для эксперимента. На четвертый день, услышав о заговоре с целью побега, он и охранники попытались целиком перенести эксперимент в настоящий неиспользуемый тюремный корпус в местной полиции, как в более «надежный».